.

Доверие и почтение к заказу – это уже проявление ситуативного мышления: что дано, то дано, а ресурс творческой свободы всё равно безграничен. Но я сосредоточусь на совсем другом.
Хорошо, когда всё продумано. Но – не всё заранее. При проектировании большой, сложной, комплексной вещи всё сразу предусмотреть невозможно. Дабы не превратить её в застывший графический монумент, общий принцип приходится корректировать в процессе проектирования. Ситуативный метод обязывает к эпизодическим поправкам, отказам от ранее принятых проектных ограничений:строить вещь, повинуясь меняющимся пространственным, цветовым и всяким другим ситуациям. Чем полнее и жёстче исходные ограничения, тем больше места остаётся для проявления ситуативной гибкости.


Сказанное вполне приложимо к объектам, растянутым в пространстве и времени, – книгам. Чем сложнее их структура, чем насыщенней они разнородным и разноразмерным материалом, иными словами, чем проблематичней вёрстка, тем уместней ситуативный метод (73). И он более чем приемлем в отношении плотно скомпонованных вещей, вещей, которые не красуются избытком потраченной бумаги.
Ситуативный метод позволяет компенсировать недочёты и ошибки исходного проектного решения, делать открытия под давлением конкретных внутренних обстоятельств, а самое дорогое – превращать графическую вещь в живой организм.
Спонтанность – крайнее проявление ситуативности. Трудно преодолеть желание продумать всё заранее в работе на печать, на тираж. Но живая работа без какого-либо предварительно вымученного замысла, сразу в «чистовом» электронном материале, открывает массу привлекательных возможностей – в любом жанре, может быть, даже и в шрифтовом дизайне, не говоря о дизайне книги, визитной карточки, плаката. Остаётся вопрос: будет ли в готовой вещи заметно, что она действительно создана спонтанно, станет ли она живым организмом в глазах зрителя-читателя? Ничто не мешает ответить утвердительно.
Ситуативный метод эффективен также при оформлении комплексных, серийных объектов. Поясню это на собственном примере. Однажды худред, автор концепции оформления журнала, не принял у меня обложку. Было сказано, что нарушен серийный принцип, тогда как я старался его соблюсти. В разговоре с худредом ни я, ни он не смогли обосновать свою правоту. Позже я понял, в чём дело: серийный принцип был слишком жёсток, но при этом недоработан, основан на поверхностных признаках. В своём предложении я проявил ситуативную гибкость: уточнил принцип и задействовал те признаки, которые невозможно было предусмотреть заранее.
Ситуативность и спонтанность при принятии окончательных решений – безусловные блага, более чем реальные при работе с подвижным, гибким и при этом прецизионным электронным материалом. Культ напечатанного давно развенчан. Ныне всё в руках дизайнера, и рафинированный печатный продукт, дающийся ему относительно легко, – иду на риторическое снижение – ненамного основательней какой-нибудь небесполезной почеркушки на бросовом клочке бумаги.

Комментарии закрыты.

RSS | Комментарии RSS