Банальность

01 Мар 2017

.

Прежде чем порадоваться якобы привлекательной графической вещице, приглядитесь, не построена ли она на обыкновенной банальности, и подумайте, не потому ли именно она вам приглянулась, что вы беглым взглядом увидели нечто примелькавшееся, заурядное, проходное.
Банальность – полное отсутствие особенностей, почти синоним бессодержательности. Банальность – это неинтересно и скучно. Скучнее прямого плагиата. Отличается от последнего тем, что опирается на всеобщее достояние и потому не подлежит обязательному осуждению.
Многозначительная дырка или фигурная высечка в обложке или футляре книги.

Иллюзорно загнутый уголок страницы. Картинная рама в рекламе предметов роскоши или парфюмерии. Каллиграфический росчерк как символ изящества или поэтичности. Непременная буква А в качестве знака шрифтовой темы. Схема старинного канона раскладки полей на лице пособия по искусству книги. Заголовок книги в модных квадратных скобках. Блочок из двух строк – плотной и разреженной. «Пикантная» комбинация набора и скорописи. Стандартная наружность многочисленных журналов (44). Плакатно-обложечный фотогерой, кокетливо приспускающий очки, ухватившись за дужку (45). Телевизионная заставка с разбегающимися в разные стороны кругами, секторами, дугами. Перечислены примеры набивших оскомину банальностей – для них не обязательно нужны картинки.
Банальность бывает абсолютной. Приём, изобразительный мотив, смысловой ход может оказаться банальным при первом же появлении, ещё до того, как он получил распространение и затёрся. Банальность – это всё, что изначально обречено на повторение в ложном качестве оригинальной выдумки.
Высокая и довольно редкая оценка «небанально» подтверждает унылую норму. Банальность процветает в дизайне и, похоже, устраивает публику. Иногда кажется, что весь дизайнерский поиск сводим к не слишком усердному копанию в картотеке штампов. Если мне скажут, что за этим стоит какая-то социально-культурная закономерность, что система банальностей образует своего рода азбуку универсального языка визуальных образов, – не найду, чем возразить. Но от неприязни не избавлюсь. Ибо банальность граничит с пошлостью и как правило (в том то и беда!) сознательно или подсознательно выдаётся за остроумную находку. Банальность не осознают, но при этом ею могут кичиться.
Но предположим, находка действительно состоялась, она лежит на поверхности и кажется неотразимой. Чтобы не впасть в банальность, и от такой находки стоит отказаться: очень вероятно, что она именно в силу самоочевидности в тот же самый момент пришла в голову ещё кому-то и готова состояться ещё много раз. Хороший способ застраховаться от банальности – вообще не сочинять, не придумывать, но только
давать форму, повинуясь неповторимым данностям материала (см. главу «Оформление и сочинение»). К слову сказать, в ти-пографике, где многое подчинено общепринятой и глубоко осмысленной норме, банальность проявляется не так остро, как в изобразительной графике.
Об одной частности. По моим наблюдениям, более других чреват банальностью процветающий жанр логотипографики, он же самый популярный и, судя по успешности, не самый трудный. Тут всё уже испробовано, а истинная находка проблематична. Логотипографика – мир обаятельных штампиков. Достаточно посмотреть на усеянные логотипами страницы специальных публикаций. Здесь витает дух Pentagram. Многое на удивление грамотно и чисто, всё – с выдумкой. Каждый второй логотип построен на выявлении изобразительного ресурса буквы или части слова, логотипограф усиленно ищет зацепку. Логотипы в массе – зрелище унылое, несмотря на очевидное (или кажущееся?) мастерство (см. главу «Кризис количества»). В том масштабе, на который рассчитан логотип, он всего лишь продукт замысловатого оформления одного и того же: точки. Где, кто, как, зачем метит логотипами свои предприятия и дела? Что это за дела и долог ли век всех этих монументальных «блямбочек»? Есть ли стиль деятельности у фирмы, замахнувшейся на рафинированный графический стиль? (Неодобряющих мой скепсис отсылаю к позитивному взгляду мастера логотипографики – см. примечание 17).
Банальность – плод творческой пассивности, самообольщения или, чаще всего, халтуры (46). Смириться с ней можно разве что в трёх случаях: когда она пронизана иронией, возможно, даже подтрунивает над собой, когда дизайнер методично воспроизводит собственное изобретение (в этом смысле знаменитые рожицы из четырёх чёрточек небанальны), или когда, на худой конец, расхожий мотив подан в небанальной графической форме (хорошая форма превыше всего).
Разумеется, никчёмный заказ не вправе претендовать на что-либо большее, чем банальнейший дизайн (см. главу «Культурное соответствие и абы что»).

Комментарии закрыты.

RSS | Комментарии RSS