.

Если работа сулит содержательность при культурном соответствии – хвала заказу. В идеальном дизайне всё идёт от него. Когда графическая вещь отражает солидарную волю заказчика и дизайнера, тогда она по-настоящему интересна.
Заказ – это готовый текст с комплектом сопряжённых с ним картинок, основополагающая идея, система материальных и бюджетных ограничений, инструкция заказчика, словом, совокупность исходных данных и материалов, отнюдь не аморфная масса, которой предстоит обрести конкретную и завершённую графическую форму. Дизайнера непременно инструктируют и ограничивают, а разумные ограничения не только необходимы, но и благотворны: между заказом и его реализацией – бескрайнее творческое поле.

Внятный заказ чётко очерчивает огромную область свободы. Заказ, в который дизайнер поверил, – главный из возможных источников вдохновения. Он же даёт почву для столь желанных графических инноваций. Исхожу из того, что хорошим заказом всегда хотят сказать новое же слово, новое, если не по теме или идее, то по форме или концепции.
Чтобы чего-то достичь, дизайнеру следует проникнуться заказом и сработать благодаря ему, а не вопреки. Тогда, быть может, не придётся заглядывать в «актуальные» журналы, пособия, ежегодники (37): если дизайнер подумал о культурном соответствии, то нет нужды искать источник вдохновения где-то на стороне. Если предстоит сделать что и как надо, даже при западной ориентации дизайнер не впадёт в заведомо вторичный евродизайн. Или у нас нет собственных слов, идей, текстов, сообщений, лозунгов, воззваний?!
Невнятный, неполный, глупый, слишком жёсткий заказ вряд ли приведёт к хорошему результату. Наспех сочинённые книга или лозунг, отданные на откуп дизайнеру, обрекают его (вместе с заказчиками) на неудачу. Также не пойдут на пользу и слишком конкретные пожелания, затрагивающие компетенцию дизайнера («хотим что-нибудь в этом роде»).
Чтобы графическая штуковина воспринималась как реальный продукт дизайна, вполне себя оправдывала и при этом доносила существенный смысл, порой достаточно едва заметной строчки с указанием клиента или издателя. Нельзя ли обойтись без этой спасительной строчки? Оказывается, можно. Стараниями покровителей и энтузиастов профессии в России культивируется дизайн без заказа (38). В условиях реального «бесплакатья» в ходу так называемые плакатные акции (39). Их участники от своего лица рекламируют водку Absolut, предупреждают об атомной угрозе, прославляют Маяковского или, свежий пример, Родченко (40). Акционный плакат (предназначенный разве что для биеннале или self-promotion) спекулирует на высокой теме, грешит ложной многозначительностью, фальшивит. Слово «акция» ничего хорошего не сулит (41).
Хорошо, когда, как встарь, плакат что-то отстаивает или объявляет, просто указывает место и время, сопутствует благому делу, наконец, подтверждает высокую культурную репутацию издавшей его инстанции.
Однако, кажется, жанр живого, работающего плаката дышит на ладан. Примечательно, что в каталоге «Золотой пчелы» нет указаний на клиента (42). Многие работы наших и иностранных дизайнеров, при всей их формальной блистательности, оставляют впечатление станковых листов, не утверждённых (и не оживлённых!) какой-либо социокультурной необходимостью. Дизайнеру должно быть небезразлично, что он делает – реальный плакат или плакатообразный эстамп.

Комментарии закрыты.

RSS | Комментарии RSS